Для регистрации на форуме,
напишите письмо на tolkud@gmail.com,
в письме укажите имя, под которым хотите быть зарегистрированы

(495) 617- 61- 91folkposte@mail.ru
Официальный сайт Российского Фольклорного Союза

www.buza.su

Русский рукопашный бой Буза
Текущее время: 20 окт 2018, 09:02

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 31 мар 2011, 11:38 

Зарегистрирован: 29 янв 2009, 17:24
Сообщения: 742
Кстати, Григорий Николаевич, а вот и косвенное доказателство тому, что настоящий воин, в те времена, должен кроме воинского искусства(тут стрельба из лука) овладеть и игрой на гуслях, да стихи складывать, да в тавлеи(шахматы) играть.

Есть еще один интересный момент! Многие правители(в разных странах) были обязаны в совершенстве владеть каким-нибудь полезным для страны ремеслом(в данном случае ярл - кузнец), так турецкие султаны с детства обучались мастерить луки и стрелы, княжны и принцесы в Европе были обязаны искуссно шить и вышивать. Есть даже баллада о принцессе, что во время танцев ухватилась за лезвие меча своего партнера-рыцаря и перерезала сухожилия на пальцах на руки, рыцарь поросил короля отдать ему принцессу в жены, на что король изумленно спрашивает рыцаря: "Накой тебе жена, которая не сможет шить и вышивать?"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 02 апр 2011, 01:19 
Утаман
Утаман
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 дек 2008, 11:06
Сообщения: 3937
Вещь! Спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 12 окт 2011, 10:21 

Зарегистрирован: 06 дек 2010, 23:31
Сообщения: 127
Если кто-то не читал

http://www.harps.ru/index.php?option=co ... &Itemid=56
Древние гусли

И еще

http://www.gusli.by/rus/history.html

Гусли XIX—XX века. Модернизация.
Это очень тяжёлый период для гуслей, пережить который традиция практически нигде не смогла. Первый удар по гусельной традиции пришёлся в XIX веке. С развитием мануфактур, стало возможным покупать или заказывать профессиональные музыкальные инструменты мануфактурного производства. Цитры. Народная музыка расширяет диапазон, осваивает новые тональности и модуляции... На гуслях уже становится невозможно сыграть многие популярные танцы. Уже в народном окружении начинается волна подражания мануфактурным инструментам. И вот в народной инструментальной культуре наступает эра модернизации.
В одночасье возникшее многообразие модернизаций конструкции, изменения размеров, формы, количества струн, собирания струн в хоры (по две, по три, по аккордному принципу) выглядит как взрыв, который разносит гусельную традицию в ошмётки.
Также не стоит забывать про опустошительные войны XIX—XX веков. История помнит уничтожение целых регионов - навсегда ушедшая от нас этнография. И, казалось бы, всего лишь век-полвека прошло, а довоенные традиции, например, того же севера Витебской области, где поработали латышские ССовцы, нам уже известны на том же уровне, как музыкальная культура каких-нибудь скифов и сарматов.
Последним ударом по гусельной традиции становится политика Российской Империи (а позже Советского Союза), направленная на упорядочение и унификацию народной культуры. Когда результаты этнографических экспедиций фильтруются, на несоответствие идеологии... Когда в каждой Советской Республике искусственно и зачастую безосновательно назначается "главный народный музыкальный инструмент", и остальные инструменты уходят далеко на второй план...
Тем не менее гусельная традиция выжила. Низкий поклон петербургскому фольклорно-этнографическому центру и лично А. М. Мехнецову за то, что в фольклорных экспедициях по Псковской и Новгородской областях России в конце XX века нашли стариков, которые в детстве, ещё до войны играли на гуслях. Получив инструменты, старики обнаружили, что пальцы — всё помнят... было записано множество наигрышей, сняты уникальные техники игры и звукоизвлечения.
Что касается модернизованных гуслей, то можно пойти двумя путями. Можно сказать, что всё это цитры, начиная с малейшей модернизации, как поступают множество исследователей, даже не уделяя внимания этим инструментам. Мне кажется, это неправильно. Рассматривая каждый конкретный инструмент, если видно, что, несмотря на изменения, это всё-таки скорее гусли, чем цитра, целесообразно на мой взгляд изучать его как гусли. Назовём такие гусли "цитроподобными" или по другому "модернизированными" — такой термин уже давно введён и не мной. Множество, на мой взгляд, уже цитроподобных модернизаций конструкции многие исследователи ошибочно причисляют чисто к гусельным, например металлические колки, подставки (порожки) под струнами, сборный на раме корпус — всё это от цитры. Это уже модернизация. Не стоит забывать про это при классификации инструмента. Ещё бесспорно цитровые особенности: струны собраны в хоры, несколько колковых рядов и т.д., но инструмент с такими элементами конструкции по прежнему ещё можно назвать гуслями, модернизированными, цитроподобными. Но есть, конечно, определённая граница. Я, к примеру, никогда бы не причислил к гуслям инструмент с накладным грифом, клавишным механизмом или аккордным принципом компоновки струн. Это уже совсем цитра. Здесь ничего не осталось от гуслей.
Как пример стоит вспомнить про изобретённые в XIX веке столообразные гусли, ставшие довольно распространёнными среди интеллигенции и знати. Типичный пример модернизованных гуслей.
В конце XX века в истории гуслей случается новый виток — реконструкция старинных инструментов, возрождение традиции — длящийся по сей день. Сегодня на фольклорном вечере могут встретиться гусляры, играющие и на лирообразных гуслях, и на шлемовидных, и на кантеле, и на крыловидных и на модернизованных гуслях.
Алесь Чумаков. Минск. 2008 год.

Здесь же полезная информация
Ставим струны
http://www.gusli.by/rus/lessons.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 20 окт 2011, 16:12 

Зарегистрирован: 06 дек 2010, 23:31
Сообщения: 127
http://nar-val.ru/p76.htm

TARTU RIIKLIKU ULIKOOLI TOIMETISED
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ТАРТУСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
alustatud 1893. a. VIHIK 116 выпуск основаны в 1893 г.

Д. П. ТИХОМИРОВ
"ИСТОРИЯ ГУСЛЕЙ"
(Очерки)
ТАRТU 1962

ВВЕДЕНИЕ

Гениальные композиторы и музыканты установили, какую исключительно важную роль в деле развития
русской музыкальной культуры играло и играет русское народное творчество, и мы должны изучать его
во всех разновидностях, знакомиться с лучшими исполнителями и создателями этого творчества, а
также с народными музыкальными инструментами, которые имеют полное право на серьезное
внимание к себе.
Одним из самых старинных русских народных музыкальных инструментов являются гусли. Еще в
ранней юности усвоив игру на столовидных хроматических гуслях, впоследствии я заинтересовался
происхождением их, первоначальным видом и дальнейшим развитием.
Некоторые ответы на интересующие меня вопросы я нашел в книге А. С. Фаминцына “Гусли —
народный инструмент” (изд. 1890), а также в “Очерках по истории музыки в России до конца XVIII в.” Н. Ф.
Финдейзена. Прочитав эти книги, я пришел к выводу, что ограничиваться ими нельзя. Надо разыскивать
дополнительный материал об этом замечательном русском инструменте и писать новую книгу, ибо после
этих изданий появились кое-где новые факты: высказывания, замечания и т. д. (см. библиографию в
конце книги). Кроме того, у меня накопился очень любопытный материал из переписки с разными
учреждениями и отдельными лицами. Использовал я и свои личные наблюдения и воспоминания,
разыскал соответствующие фотографии, чертежи, зарисовки и несколько номеров гусельных нот,
отметил упоминания о гуслях в некоторых произведениях художественной литературы.
В результате обобщения всего собранного мною материала и явилась “История гуслей” (Очерки).
В своей работе я не прошел мимо некоторых неточностей, найденных мною в работах
Финдейзена, Маслова, Келдыша, Пеке-лиса, Симони, Агажанова, Кулиша; собрал сведения о старинных
гуслях, находящихся в настоящее время в музеях разных городов; коснулся роли гуслей в современных
больших оркестрах; дал специальную главу о столовидных гуслях диатонического строя, на что в
собранных мною материалах не было указаний; в особой главе привел сведения о совершенно новом
виде гуслей клавишных или педальных и их изобретателе Н. П. Фомине.
В своем изложении я держался мнения, что как самое появление, так и дальнейшее
усовершенствование гуслей и переход их от одного вида в другой происходили на самобытной русской
почве.
Думаю, что моя работа может пробудить интерес к этому полуисчезнувшему инструменту и
послужить некоторым дополнением к тому, что уже до сего времени было сказано о гуслях. Кроме того,
материал книги окажет некоторую помощь при изучении струнных щипковых инструментов.
Гусли — мысли мои.
(Символическое
обозначение инструмента)

ГУСЛИ ЗВОНЧАТЫЕ

Гусли — древнейший и популярнейший музыкальный инструмент русского народа. Первобытные
гусли — досковидные с небольшим резонансным ящиком и немногими струнами. Играли сидя. Гусли при
игре лежали на коленях у игравшего плашмя или в наклонном положении, иногда на столе перед
игравшим. Звуки производились ударами пальцев о струны. Такой тип гуслей получил в народе название
“звончатых” от металлических звенящих струн. Название же “яворчатых” или (чаще) “яров-чатых”
произошло от материала, из которого делали эти гусли в старину. Это белый клен-явор, белая
древесина которого с нежными лучистыми жилками особенно была пригодна для резонансного ящика
гуслей. Судя по русским песням, явор часто заменяется яблоней, рябиной, а в XVIII в. — елью. Но
старинный термин “гусли яворчатые” или “яровчатые” удерживается.
В существующей специальной литературе мы не находим определенных бесспорных данных по
вопросу о взаимных влияниях старинных русских гуслей и старинных же музыкальных инструментов
прибалтийских народов (kantele, kannel, kokle, kankles).
Проф. А. С. Фаминцын говорит о заимствовании финскими племенами своего инструмента в
стародавнюю эпоху от русских. В таком же духе высказывается В. Пасхалов(2), а также М. М. Иванов (3) и Маслов (4), затронувший вопрос об инструментах северных и восточных соседей русского народа. П. Н.
Никифоров (5), исследователь марийских народных музыкальных инструментов, на основании сходства
конструкции марийских гуслей (кюсле) с русскими предполагает, что в данном случае имеет место
заимствование.
1 Фаминцын Д. С. Гусли — русский народный музыкальный инструмент. Очерк. СПБ., 1890, стр.
18, 67, 104, 116.
2 Большая Советская Энциклопедия. 1930. Т. 20, ст. Пасхалова (43—44). ' Иванов М. М. История
музыкального развития в России. В 2-х томах. СПБ., 1910. г. I, стр. 71 и др.
4 Маслов А. Л. Иллюстрированное описание музыкальных инструментов Дашковского
этнографического музея в Москве (137 рисунков и 3 таблицы). Москва, 1909.
5 Никифоров Н. Н. Марийские народи, музыкальные инструменты. 1959, стр. 25.

Мнение Фаминцына оспаривает Лисовский в своем отзыве о книге Фаминцына. Привалов ищет
прародителя гуслей среди монгольских племен Азии. Проф. Веске также не разделяет мнения
Фаминцына(6). Очень интересны высказывания Э. Лрро(7). Ар-ро считает, что все инструменты народов
юго-востока Балтийского моря так близки по своей структуре, что “это. очевидно, один инструмент типа
Kandeltyps, но вопрос о более тесной местной передаче не выяснен. Финны доказывают приоритет
kantele, а вместе и kannel, основываясь, главным образом (лучше сказать— исключительно), на
этимологической дедукции. Невозможные изыскания литовцев и латышей могут изменить эти взгляды”.
Приняв во внимание изложенные выше данные, я не буду детально говорить о приоритете
инструмента того или иного народа. К тому же я думаю, что вопрос этот несомненно должен
заинтересовать местных прибалтийских этнографов, фольклористов и искусствоведов, которые своими
научными трудами внесут ясность в эту еще недостаточно исследованную область знания. Для моеи же
работы важно указать, что на основании своих исследований проф. Фаминцын приходит к заключению,
что древность наших русских гуслей в первоначальном их виде должна быть определена
приблизительно в тысячу лет.
Гусли народные были малых размеров: их можно было носить под полою, под мышкой (сравн.
фольклор), вешать на стену. Отсюда поговорка: “жена не гусли: поиграв, на стенку не повесишь” (8). В
древности такие гусли были в руках наших былинных богатырей — искусных игроков на гуслях. Вспомним
Добры-то Никитича, Садко, Соловья Будимировича .. . Ипатьевская летопись сохранила имя народного
гудца Ора (1201) и имя Галиц-кого “словутного певца гордого Митуся” (1243).(9)
На таких звончатых гуслях играл и аккомпанировал своему пению “вещий Боян”, талантливый
певец-музыкант древней Руси. “Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити … тогда пущашеть
десять соколов на стадо лебедей: которыя (=до которой) дотечаше, та преди песнь пояше старому
Ярославу, храброму Мстиславу, Красному Роману Святославичу… Боян же, братие, не десять соколов
на стадо лебедей пущаше, но своя вещая персты на живые струны въскладаше; они же сами князем
славу рокотаху”. (“Слово о полку Игореве”).
6 Иванов М. М. История музыкального развития в России. СПБ.. 1910, т. I, сто. 72—74.
7 Е. Аrrо, Zum Problem der Kannel. Tartu. 1931.
8 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка М 1863—1866. г Беляев В. М.
“Музыка”. История культуры древней Руси 1951 т 2 стр. 502.

В домашней жизни удельных князей светские песни и музыкальные инструменты (гусли, сопели,
бубны, трубы) встречаются постоянно. Ни один княжеский пир не обходился без гусляра,
прославлявшего военные подвиги князя и его дружины. Феодосий Печерский, пришедши к великому
князю, “увидел … играющих гусельные гласы, поющих органные гласы .. . якоже обычай есть перед
князем”. (XI в.) (10).
Древние певцы и гусляры силою своего искусства, своими песнями и игрою на гуслях тешили,
воспламеняли, заставляли проливать слезы и возбуждали военно-патриотический восторг. Все важные
случаи своей жизни — свадьбу, похороны, именины и т. п. предки наши сопровождали музыкой и пением.
Впоследствии гусли становятся неотъемлемою принадлежностью скоморошьего искусства.
В соответствии со своими малыми размерами гусли звончатые первоначально имели
ограниченное количество струн. Однако у Н. Ф. Финдейзена (11) мы находим такую фразу о Бояне из
“Слова о полку Игореве”: “Боян оперирует с десятиструнным инструментом”. " Какое основание для
такого предположения? Очевидно, текст “Слова”, говорящий о десяти соколах (пальцах) и о стаде
лебедей (струн). Прежде всего не забудем, что Боян играл значительно раньше написания “Слова” (он
воспевал Ярослава Мудрого, умершего в 1054 г.). В такой древний период, по мнению исследователей,
касавшихся этого вопроса, звончатые древние гусли ( а только такие гусли и могли быть в руках Бояна)
имели не более 5—7 струн, а может быть и меньше… А главное, ведь текст “Слова” не дает оснований
(вопреки мнению Н. Ф. Финдейзена) считать инструмент Бояна десятиструн-пым. В “Слове” поэт
употребил особый стилистический прием — так называемое отрицательное сравнение — “тогда
пущашеть десять соколов на стадо лебедей” и т. д. Соколы — пальцы, лебеди — струны; соколов —
десять; лебедей (струн) стадо. Поэт, указывая на десять соколов (пальцев), не называет, однако,
количества лебедей (струн). Он говорит “стадо”, а стадом могут быть названы и пять, и семь лебедей.
Почему под стадом лебедей мы должны подразумевать непременно, десять струн (ни больше, ни
меньше!). Также нельзя понимать буквально под десятью соколами непременно десять играющих
пальцев. Даже на таких больших щипковых инструментах, как хроматические столовидные гусли, арфа,
работают восемь, а не десять пальцев.
10 Буслаев Ф. И. Русская хрестоматия. Москва, 1888, стр. 53. Великий Пушкин оттенил эту
особенность княжеских пиров:
Слилися речи в шум невнятный;
Жужжит гостей веселый круг;
Но вдруг раздался глас приятный,
И звонких гуслей беглый звук.
Все смолкло, слушают Бояна …
(“Руслан и Людмила”)
11 Финдейзен Н.-Ф. Очерки по истории музыки в России, т. I, стр. 219.

Анализируя текст “Слова”, мы должны прийти к заключению, что автор его дает нам поэтический образ
игры Бояна, а не реальное изображение этой игры и самого инструмента с десятью струнами.
Возможно, инструмент Бояна имел и больше предполагаемых пяти струн, если работали обе руки.
Однако “вопрос г> действительном количестве струн на древнерусских гуслях н е-разъясняется в
точности ни былинами, ни народными песнями”.
Вот некоторые исторические данные о количестве струн на древних русских гуслях. В 1795 г. вышла
книга большого ценителя русского искусства и русской старины Матвея Гютри “О русских древностях”.
Это первое исследование о русских народных песнях и музыкальных инструментах. Вполне устаревшее
в настоящее время, оно имеет для нас тот интерес, что автор дает рисунки и краткое описание
музыкальных инструментов, сохранявшихся в тогдашнем народном быту. Во второй таблице книги
Потри мы находим рисунок (фиг. 9), изображающий простую форму гуслей только с пятью струнами, хотя
наблюдение автора относилось к концу XVIII в. (а не ко времени автора “Слова о полку Игореве”).
Говоря о нарисованных в его книге гуслях, Гютри пишет: “Гусли, по-видимому, были первой попыткой
издания инструмента, известного под именем горизонтальной арфы” (31 стр.), а на стр. 229 Гютри
называет гусли “отцом горизонтальной арфы.(12)
Аналогичное описание яровчатых старинных гуслей дал и Фетис: (13) “Гусли, или горизонтальная арфа,
представляет особенный инструмент, состоящий из тонкой доски елового дерева, прикрепленной к
легкому ящику. Они снабжены пятью струнами, настроенными следующим образом “ля, ре, ми, соль, ля”.
Музыкант, играющий на гуслях, употребляет их только для сопровождения пения медленных мелодий или
плясовых песен, наигрываемых на гудке. Гармония, которую он извлекает из своей арфы, аккорды,
которые играющий на гудке порой берет на своих трех струнах, достойны нашего внимания: нет
сомнения в том, что отсюда берет свое начало наша музыкальная система, возникшая в средние века и
прошедшая в своем развитии до наших дней ряд последовательных изменений”.
12 Guthrie Matthieu. Dissertations sur les antiquites de Russie. St. Petersbourg, 1795.
13 F. J. Fёtis. Resume philosophique de Hiistoire de la musique. CXXIX— CXXX. Tome premier. Paris,
MDCCCXXXV.

Косвенным подтверждением того, что первоначальные яровчатые гусли имели пять струн, может
служить и следующий довод. Асерби во время своего путешествия к Нордкапу видел у финнов
горизонтальную арфу (harpa) с пятью струнами. Это,. конечно, финский kantele. Книга Асерби издана в
1804 г. (14) Следовательно, виденный им финский пятиструнный инструмент бытовал еще в XVIII в.
Принимая во внимание, что в ту стародавнюю эпоху финны и их соседи русские играли на аналогичных
инструментах, мы с большой вероятностью можем предположить, что и русские гусли имели пять струн.
Таким образом, указанные источники говорят о пятиструнных старинных гуслях. Таковы, вероятно,
были русские гусли наших былин и народных песен. Такие гусли употреблялись, главным образом, для
аккомпанемента ввиду слишком незначительных возможностей для самостоятельной игры пятиструнных
гуслей.
Развитие каждого инструмента идет в плане увеличения струн и резонатора, поэтому более древние
инструменты имели меньшее количество струн, чем появившиеся в более позднее время.
В конце XVIII и начале XIX вв. среди русского народа бытовали гусли уже и с семью и с девятью
струнами. (15)
О гуслях и гусельном гудении постоянно говорит наш фольклор (песни, былины, сказки и т. д.), а также
многочисленные памятники письменности, светской и церковной.
Представители духовенства и светской власти в XVI— XVIII вв. порицают и даже грозят наказаниями
за скоморошьи выступления и игру на разных инструментах, в том числе и на гуслях.
В старинной повести “Деяния прежних времен храбрых человек” один из героев (Девгений) едет к
славной красавице Стротиговне и “бренчит на гуслях серебряных с золотыми струнами”. (16)
О Бояне “Слова о полку Игореве” мы уже говорили. В “Задонщине” автор, следуя за Бояном, пишет:
“Аз же помяну Рязанца Софония и восхвалю песньми и гуслеными словесы господина князя Дмитрия
Ивановича и брата его Владимира Андреевича …” Упоминаются гусли и у Данила Заточника: “гусли
строятся персты .. .” (17)
14 Joseph Acerbi. Voyage au Cap-Nord, par la Suede, la Finlande et la Laponie, 1804, I. II стр. 53—54.
15 Новосельский А. Очерки по истории русских народных музыкальных инструментов. 1931, стр.
28. Сравн.: Фаминцын, стр. 23—24.
По свидетельству Е. Агго (Zum Problem der Kannel) древний эстонский Kannel имел пя'гь струн
(редко 6, а еще реже 7, 8), стр. 160.
16 Повесть эта была помещена в том самом сборнике Мусина-Пушкина, в котором было
найдено знаменитое “Слово о полку Игореве”. Карамзин Н. М. История Государства Российского,
272, примечание к 3-му тому.
17 Буслаев, ф. И. Русская хрестоматия. 1888, стр. 192, 135.

В сказке о Иване Пономаревиче читаем: “Нача Иван в гусли играть преславны игры”. В повести об
Ерёме и Фоме (рукоп. .XVIII в.): “У Еремы — гусели, а у Фомы — домр?”.
В “Евангелии” 1358 г. в заставке нарисован скоморох, играющий на звончатых гуслях. На картине,
приложенной к “Путешествию Адама Олеария”, нарисовано представление скоморохов. Один из них
играет на гуслях (I пол. XVII в.). На одной миниатюре Годуновой псалтири 1594 г. находим рисунок
“Радуйтеся праведнии о господе”. На рисунке изображено небесное сонмище в виде ансамбля
двенадцати праведников, играющих на овальных звончатых гуслях. В “Букваре” Кариона Истомина,
составленном для сына Петра I — царевича Алексея (1692), изображен инструментальный ансамбль,
возглавляемый звончатыми гуслями.
Народная фантазия переносит гусли в библейские и евангельские повествования. Так, в
произведении XII в. “Слово о богаче и Лазаре” рисуется пир богатого человека с гуслями.
Библейский Давид всегда изображается играющим на славянских гуслях. Впрочем, нередко Давиду
дается в руки инструмент той эпохи, к которой относится изображающая его миниатюра (гусли, псалтирь,
арфа). Наконец, звончатые гусли встречаются и на лубочных картинах XVIII в.
Таким образом, исторические письменные памятники, а также фольклор единодушно
свидетельствуют о популярности гуслей на Руси.
Знакомясь с разными памятниками старины, мы видим, что русское духовенство, воспитанное на
византийском аскетизме, очень рано начинает осуждать “различные писки гусельные и органные гласы”,
как характеризующие времена язычества. Однако это осуждение первоначально не было резким и
беспощадным, оно ограничивалось увещеваниями и наставлениями. Так, например, когда игумен
Киевопечерского монастыря Феодосии, будучи у князя Святослава II (1073—1078), увидел “играющих и
поющих гусельные и органные гласы”, он не громил присутствующих гневной проповедью, а скорбно
поникнув головой, со вздохом сказал: “будет ли тако на свете том” (18), и только.
Но уже в XV—XVII вв. церковная власть за народные увеселения, пляски, песни, за игру на
музыкальных инструментах грозит строгими церковными наказаниями вплоть до проклятия и отлучения
от церкви, а светская власть, долгое время терпимо относившаяся к народным играм и музыкальным
инструментам, применяет целый ряд запретительных мер, угрожая за непослушание “кнутом на торгу”,
“батогами” и даже “ссылкой в опалу”.
18 Буслаев Ф. И. Русская хрестоматия. 1888. стр. 54.

Постараемся объяснить причину этого. Старинные скоморохи, скоморохи, так сказать, старшего
поколения — это “оседлые”, степенные, серьезные “Бояны” и “бахари” — постепенно уступают место
новому поколению скоморохов. Только сравнительно немногие из них, сохраняя свой преимущественно
эпический репертуар, передают его своим преемникам — певцам и сказителям былин и старин. Место
же старинных скоморохов “старшего поколения” постепенно занимают “скоморохи-потешники”, “веселые
люди”, “веселые молодцы”. Первоначально эти кочующие профессиональные певцы и музыканты
(“умельцы”) в своих выступлениях не выходили из пределов приличия и не подвергались in corpore
преследованиям. Но вот скоморохи 'переходят всякие границы приличия — их выступления становятся
циничными, бесстыдными, не допустимыми с нравственной точки зрения. “Вообще же, — пишет
Костомаров, — песни скоморохов были большею частью содержания, оскорбляющего стыдливость,
танцы непристойные” (19). О том же читаем и у Фаминцына в его работе “Скоморохи на Руси” и у других
авторов. (20)
Очевидно, профессия скоморохов была довольно выгодной, вследствие чего количество скоморохов
увеличивается. В XVI— XVII вв. они составляют уже целые ватаги “пьяниц, людей прохожих, голышей”.
Не получая в это время достаточно средств для своей веселой жизни от своих слушателей, ватаги
скоморохов ходят по городам, селам и деревням и, не довольствуясь подаяниями населения, насильно
заставляют поить и кормить их, бесчинствуют, обворовывают, грабят и т. п. “Бог дал попа, а черт
скомороха” — так характеризует то время народ своей пословицей. И еще: “бесстыден, как скоморох”.
Этими фактами и объясняются суровые кары церковных и светских властей. Церковь и раньше
неприязненно относилась к скоморошьим выступлениям, носящим следы язычества, и называла их
“бесовскими песнями” и “сатанинскими обрядами”. Одновременно с церковью скоморохов стали
преследовать и светские власти, тем более, что к указанным выше причинам присоединилась еще и
причина социально-политическая. Надо иметь в виду, что скоморохи были “представителями народных
демократических тенденций в древнем русском профессиональном искусстве, и их выступления часто
характеризовались острой социальной направленностью против светской, феодальной верхушки и
духовенства, за что они н подвергались гонению (21).
Конечно, преследование скоморохов влекло за собою и преследование тех музыкальных
инструментов, которыми они пользовались, в том числе и гуслей. Вот почему, интересуясь историей
гуслей, мы невольно должны были остановиться и на истории скоморошества.
19 Костомаров Н. И. Очерки домашней жизни и нравов великорусского народа XVI-XVII в. СПБ.,
1860, стр. Г40.
20 О бесстыдных выступлениях скоморохов говорит и современная художественная
литература: К. Шнльдкрест. “Крылья холопа”, 1958, стр. 102.
21 Беляев В. М. “Музыка” в кн.: «История культуры Древней Руси», т 2.. изд. Академии наук, 1951.

Говоря о скоморохах, о их богатой приключениями бурной жизни, мы не должны упускать из виду
большой культурной работы скоморохов в Московской Руси. Ведь, в сущности, это отцы нашей
современной музыкально-певческой культуры. Около середины XVII в. “прохожие, бродячие веселые
молодцы” постепенно сходят со сцены, а оседлые скоморохи и примыкающая к ним небольшая часть
кочующих перерождаются в сценических деятелей нового типа. Скоморох, как таковой, исчезает, но его
культурные достижения продолжают жить. В конце концов скоморох-певец превращается на севере в
сказителя былин, на юге в кобзаря-бандуриста, а в более позднее время — в концертного певца и
оперного артиста; скоморох-гудец — в музыканта. Гусли заменяются скрипкой, балалайкой, гармоникой,
в более позднее время — современными музыкальными инструментами. Скоморох-плясун
превращается в балетного танцора. Скоморох-исполнитель “позорищ” (различных сцен) — в
театрального актера.(22)
Но возвратимся к истории Московской Руси XVI—XVII вв. Там мы .увидим, что несмотря на
преследование народных инструментов, эти инструменты, особенно гусли, продолжали бытовать в
русском народе. Церковь в лице своих представителей, строго осуждая “диавольские лести и разные
заморские пискч гусельные и органные гласы”, ведя с ними беспощадную борьбу *, в то же время дает
гусли в руки праведников-небожителей. Пророк Давид немыслим без гуслей. Такая
непоследовательность легко объясняется: гусли в руках скоморохов и вообще далеких от церкви людей
— орудие “сатанинской прелести”, в руках же праведников те же гусли становятся орудием для
прославления “горнего мира”. Таким образом в данном случае осуждается не самый инструмент, а цель,
для которой он употреблен. И вообще игра на гуслях, не сопровождаемая крайностями скоморошества,
продолжает пользоваться любовью русского народа, и имени” гусли особенно пришлись по душе
русскому народу. Об этом красноречиво говорят его пословицы: “У него дело, как гусли идет”, “на словах
что на гуслях, а на деле что на балалайке”. (Гусли народу милее балалайки!). “Хороши гусельки (или
гу-сельцы, гуселюшки. ..), да не хорош гуслист”(23). В ласкательных названиях инструмента сказывается
особая симпатия русского народа к гуслям. Это его любимый инструмент.
22 Фаминцын А. С. Скоморохи на Руси. СПБ., 1889, стр. 188—189.
* К указанным выше сведениям о гонениях церковной и светской власти на народные
музыкальные инструменты мы можем добавить свидетельство Адама Олеария (ок. 1649) о том,
что все “гудебные сосуды” были отобраны по домам в Москве, нагружены на пяти возах, свезены
на Москву-реку и там сожжены. Это сожжение музыкальных инструментов произошло по
инициативе патриарха, заметившего, что многие русские, очень любившие пение и музыку,
стали злоупотреблять этим искусством, распевая разного рода скандалезные песни.
23 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. 1863: Москва.

Недаром народная поэтическая фантазия создала образ знаменитого гусляра Садко, который
именно игрою на яровчатых гуслях приводит в восхищение самого морского царя, пустившегося в
неистовую пляску, услышав игру Садко. Такова была сила яровчатых гуслей.
Игра на гуслях, по словам былины, приводила в движение и стихии: “От игры Садко море
всколыхалося”.
Из любви к звончатым гуслям народ наделяет их золотыми струнами:
"Говорит Владимир Добрынюшке таковы слова:
… “А бери ка ты гусли яровчатые,
Поподерни ка в струны золоченые…"

А Садко, спускаясь к Царю Морскому, …
“Берет он гусли звончатые
Со хорошими струны золоты …"
Значение гуслей в старинном общественном быту, говорит Н. Ф. Финдейзен, можно приравнять к
современному фортепиано, а проф. Фаминцын указывает, что в царствование царей Михаила
Федоровича и Алексея Михайловича гусли встречались как в руках скоморохов, так и в домах москвичей
— богатых и бедных, а также и среди крестьян, — у последних, вероятно, в простейшей первобытной
форме. А при царском дворе и у богатых бояр были свои придворные скоморохи, конечно, с
соответствующим их положению репертуаром. Так, в 1626 г., во время свадебного праздника царя
Михаила, его “тешали и домрачеи, и гусельники”. Про царя же Алексея Михайловича известно, что он
начал свое царствование жестоким преследованием “потешных зрелищ” и всякой музыкальной игры, а
кончил устройством при своем дворе “комидииной хоромины” для театральных представлений при
участии музыки.
Вообще надо заметить, что указанные выше суровые меры против музыкальных инструментов имели
лишь временное значение; при ослаблении преследований, несомненно, заводились новые инструменты
взамен уничтоженных.
Строй звончатых гуслей диатонический, соответствующий характеру русской народной песни. Этот
строй сохраняется на протяжении всего периода существования звончатых гуслей до нашего времени.
По-прежнему звончатые гусли сохраняют свою трапециевидную форму; как и раньше, их держат на
коленях или на ремне в горизонтальном наклонном положении или немного приподнимая узкий край с
верхними по тону (короткими) струнами и обязательно этими короткими струнами верхнего регистра к
себе, а длинными — нижнего регистра — от себя.
Характерной особенностью гусельного искусства всегда была его неразрывная связь с народным
песнетворчеством. Вспомним высказывания видных представителен нашей музыкальном культуры о
народном музыкально-певческом творчестве.
“Русский народ, — говорит Г. А. Ларош, — отличается от всех других музыкальных народов
особенным достоянием, составляющим залог нашего великого музыкального будущего: достояние это
— народная песня”.
В. Ф. Одоевский, человек всесторонне образованный, глубоко преданный делу служения родному
искусству и науке, писал: “Я всегда был убежден, что произведения народного творчества должны
привлекать наше сочувствие не только в историческом, но и в эстетическом смысле”.
“Русская народная песня, — писал Чайковский, — есть драгоценный образец народного творчества,
ее самобытный, своеобразный склад, ее музыкально красивые, мелодические обороты требуют
наибольшей музыкальной эрудиции, чтобы суметь приладить русскую песню к установившимся
гармоническим законам, не искажая ее смысла и духа”.
Высоко оценил музыкально-певческий гений русского народа наш великий Глинка, сказав: “Создает
музыку народ, а мы, художники, только ее аранжируем”.(24)
Являясь искусством вполне национальным, русская песня своею красотою обязана прежде всего
природной любви и вкусу русского народа к музыке.
При этом, говоря о наших древних народных музыкальных мелодиях, необходимо заметить, что
разные археологические источники ясно доказывают, что наша народная музыка в прежние времена
пользовалась положительною самостоятельностью, что наши предки понимали это и умели отличить ее
от музыки других народов и местностей (25).
Иностранцы, имевшие сношения с восточными славянами, не •могли не заметить их музыкальности и
любви к пению. Древнейшим письменным свидетельством о музыке у восточных славян ч о их любви к
пению и музыке является сообщение византийского историка Феофилакта Самокатта (перв. полов. VII
века) о том, что греки в 583 г. во время войны с ханом Аварским в числе пленных захватили и трех
славян, у которых вместо оружия были музыкальные инструменты. Феофилакт называет их “лирами”(26).
Рассказ этот повторен в несколько сокращенном виде в хронике Феофана (VIII век), который называет
инструменты славян “кифарами”.
24“Советская музыка”, 1948, т. I, стр. 32, 35, 47, 50.
25 Труды Первого Археологического съезда в Москве 1869 г., т. II, 1871, стр. 441.
26 Проф. Беляев В. М. сМузыка”. В кн.: <История культуры в Древней Руси”, т. 2, Изд. Академии
наук, 1951 (и др.)

Греческие историки называют славянские гусли греческими термннами.
Конечно, мы не можем дать описания тех инструментов, которые находились в руках пленных, указать
их размер, количество-струн, строи, способ игры н т. д., но, несомненно, эти игроки имели у себя на
родине слушателей, что подтверждает справедливость прилагаемого к нашим предкам эпитета
“песнолюбцев”.
Арабский писатель Х века Ибн-Даста в своей “Книге драгоценных сокровищ” говорит о славянах:
“есть у них лютни, гусли и свирели”.
Сведения о древних инструментах русского народа мы можем найти в любой серьезной “Истории
музыки” (как русской, так и иностранной), а также в различных описаниях быта и нравов русского народа.
Гусли, гудок (род скрипки), волынка, жалейка, дудка, пастуший рожок, балалайка, домра, накры,
барабан — вот национальные русские музыкальные инструменты.
Родная песня и музыка всегда составляли неотъемлемую принадлежность русского быта, но
особенно интересно отметить,. что русский человек не расстается с песней и музыкой даже в самое
опасное, роковое для него время войны. Среди русских бойцов мы постоянно видим (и прежде и
теперь) популярных и пользующихся любовью своих товарищей талантливых певцов и музыкантов. В
древние времена — гусли, а позже балалайка, гармоника постоянно звучат даже на самом фронте.
В глубокой древности, по-видимому, играли на гуслях яров-чатых, перебирая струны пальцами обеих
рук. “И учал тут До-брынюшка по струночкам похаживать”, т. е. пальцы как бы ходили по струнам. Боян
“пущашеть десять соколов на стадо лебедей, которыя дотечаше, та преди песнь пояше …” т. е. до
которой сокол долетал, та первая и песнь зачинала. Отсюда можно заключить, что Боян, как и Добрыня,
перебирал струны. Так играли, наверно, и другие певцы и музыканты древности. Но в более позднее
время постепенно входит в употребление и другой способ игры на звончатых гуслях, а именно:
закрывают левой рукой ненужные в данный момент струны, а правой плектром проводят glissando по
остальным струнам.
Эти два способа игры существуют и в наше время. Играют на звончатых гуслях как для
аккомпанемента, так и для исполнения различных несложных мелодий.
Проф. Фаминцын (стр. 38) приводит в высшей степени инте-• ресный пример сопровождения
пятиструпными гуслями народной украинской песни, записанный композитором и придворным
капельмейстером в Петербурге (1803) Боальдье. Данная мелодия принадлежит песне “Ах, под вишнею,
под черешнею”. Проф. Фаминцын нашел эти ноты в книге Fetis: Resume philosophique de 1'histoire de la
niusique CXXXI.
Эти ноты приведены и у Финдейзена (т. 1, примеч. № 263), причем проф. Финдейзен перед пьесой
указывает строй ее.

Эту же песню мы находим у Гютри на втором листе нот под № 9 в таком виде:

Здесь дана точная копия подлинника, имеющего очевидную опечатку в 8 и 9 тактах аккомпанемента
(Д. Т.).
Самый древний экземпляр действительно русских первобытных гуслей, сохранившийся до нашего
времени в музее бывш. С.-Петербургской консерватории, принадлежал крестьянину Лужского уезда
(бывш. Петроградской губ., ныне Ленинградской обл.) Трофиму Ананьеву. На этих подлинных народных
гуслях не было ни струн, ни поперечного железного прутика для их прикрепления. Сохранились только
пять колков. По свидетельству Трофима Ананьева, девяностопятилетнего старика, его гуслям было
около 150 лет. А так как гусли Ананьева найдены в 1889 г., то их надо отнести к середине или даже к
первой половине XVIII столетия. Эти гусли приобрел от Трофима Ананьева Петр Григорьевич Васильев,
который для восстановления строя инструмента заказал Ананьеву новые гусли по старому образцу.
Новые гусли были изготовлены Трофимом Ананьевым и в его присутствии исследованы профессором
консерватории Г. А. Мареничем. Оба экземпляра гуслей, и старый (в том виде, в котором он был
найден), и новый — были пожертвованы П. Г. Васильевым музею б. С.-Петербургской консерватории.
Новый восстановленный экземпляр гуслей имеет семь металлических (из тонкой медной проволоки)
струн одинаковой толщины. Строй и объем музыкальной скалы их следующий: (27)
EЬ F G A H C D


Трофим Ананьев при игре на этих гуслях заглушал пальцами левой руки фа, ля, до и проводил по
инструменту сложенными тремя пальцами, как плектром; звучали соль, си, ре. Затем заглушал соль, си,
ре и оставлял звучать струны фа, ля, до. Струна ми бемоль звучала беспрерывно, хотя и не ударялась
при каждом аккорде. Таким образом Ананьев мог играть только два. аккорда. Игра его имела
приблизительно такой вид:


Ананьев мог играть только эти два аккорда и ничего другого сыграть не сумел.
В 1889 г. Ананьеву было 95 лет. Проф. Фаминцын не говорит, в каком возрасте Ананьев научился
играть на гуслях от своего дяди. Если допустить, что Ананьев начал играть лет 15—20, то его игра
началась в первой четверти XIX в., а окончательно замолкла в последней четверти.
Переходим к материалам, касающимся истории гуслей звончатых (яровчатых) в более позднее время.
Очень интересное сведение о звончатых гуслях мы находим в небольшой книжке Ив. Липаева:
“Музыка на XVI-ой Всероссийской выставке 1896 г. в Нижнем Новгороде”: (28) “Гусли — инструмент,
уцелевший теперь только в самых глухих местностях России, по преимуществу в лесных ее районах.
Гусли экспортирует крестьянин П. Волков из деревни Синьян-Орино, Казанской губернии. Корпус этих
гуслей выделан из сосновых тонких дощечек очень чисто и даже изящно. По бокам идут колки, числом 33,
натягивающие струны, при дотрагивании они издают очень приятные, ласкающие слух звуки. Как жаль,
что нельзя добыть сведений, в каком количестве расходится этот инструмент”.
27 Директор Новгородского государственного музея на мой запрос, имеются ли среди
экспонатов музея гусли, ответил мне (6. VI-52), что в музее есть старинные гусли с семью
струнами. Не двойник ли этот новгородский экземпляр гуслей Ананьева? (Д. Т.)
28 Липаев Ив. Музыка на XVI-ой Всероссийской Выставке 1896 г. в Нижнем Новгороде. СПБ., 1896.

Как жаль, добавим мы, что автор не указал звукоряда гус-лен в 33 струны а также способа игры на
них. (Думается, что на таких гуслях играли перебором пальцев, вследствие чего особенно важно было
узнать их строй). Во всяком случае кустарь мастер Волков делал гусли, конечно, для сбыта, и,
следовательно, гусельная игра в его области продолжала бытовать в конце XIX века (выставка была в
1896 г.).
С указанными сведениями сопоставим мнение инженера и археолога, замечательного игрока на
гуслях Николая Ивановича Привалова. “Исторические данные, — пишет Привалов, — указывают, между
прочим, на то, что гусляры играли иногда соло, в большинстве же случаев хором из нескольких
инструментов.
До настоящего времени (девяностые годы XIX в.) в русском народе сохранилась не только сольная
игра, но и в два, три и более инструмента” (29).
В отличие от больших гуслей (в виде горизонтальной арфы) — позднейшего русского инструмента,
маленькие древнерусские гусли, как пишет Привалов, получили название “звончатых”, т. к. при игре на
них надо не перебирать струны пальцами, а бряцать или звонить по струнам. В этом виде гусли были
введены В. В. Андреевым в его “великорусском оркестре”, а также в полковых солдатских хорах.
По-видимому, Н. И. Привалов в этом абзаце хочет объяснить возникновение термина “звончатые” гусли,
но не исключает игры на них и перебором пальцами.
После революции “великорусскому оркестру В. В. Андреева было присвоено название первого
народного оркестра”.
За тысячи километров от области, где, как мы сказали, жил и делал гусли кустарь Волков, П. И.
Привалову удалось найти настоящих виртуозов-гусляров: крестьянина Псковского уезда Федота
Артамонова и крестьянина Гдовского уезда Осипа Смоленского (30).
Об этих талантливых гуслярах-самородках мы имеем следующие сведения (31).
29 Привалов Н. Самоучитель игры на гуслях звончатых с приложением 35 пьес для хора и
четырех гуслей. 1903.
30 У Финдейзена читаем (т. 1, 221): “Последними представителями народных игроков на
звончатых гуслях были псковичи Федор Артамонов и Осип Устинович Смоленский”. У Финдейзена
опечатка: Артамонов Федот, а не Федор.
31 Привалов Н. И. Псковский гусляр Федот Артамонов. Русск. Муз. Газета, 1907, стр. 964,
Новосельский А. Очерки по истории русск. народ, музык. инструментов. Госиздат, 1931.

Говоря о гуслях и гусельной игре, мы должны остановить наше особенное внимание на деятельности
Василия Васильевича Андреева, благодаря которому гусли всех видов получили, та;< сказать, право
гражданства в больших оркестрах народных инструментов.
В. В. Андреев (1861—1918), виртуоз на балалайке, начал свою музыкальную деятельность
усовершенствованием этого инструмента. Он создал ансамбль из балалаек различного диапазона.
Затем Андреев приступает к организации оркестра народных инструментов. Начав с 25 участников, он
доводит состав оркестра до 200 человек. Оркестр состоял из струнных, духовых и ударных
инструментов. Он ввел в свой оркестр гусли звончатые, щипковые хроматические, а впоследствии и
клавишные (см. дальше). Концерты Андреева имели громадный успех и на родине, и за границей
(Германия, Франция, Англия, США и др.). Музыкальную деятельность Андреева высоко ценили видные
русские композиторы, писатели, художники. А. К. Глазунов посвятил оркестру Андреева свою
знаменитую русскую фантазию.
По инициативе Андреева организовывались многочисленные оркестры народных инструментов в
армии, в учебных заведениях. Созданы курсы для подготовки преподавателей игры на народных
инструментах. Для оркестра и для отдельных инструментов Андреев написал до сорока
художественно-музыкальных произведений.
Деятельность В. В. Андреева в области популяризации русского народно-музыкального творчества и
русских народных инструментов незабываема.
Достойным соратником Андреева был Николаи Иванович Привалов, горный инженер, артистически
игравший на звончатых гуслях. Он принимал участие в ансамблях струнных народных инструментов,
руководил большим оркестром народных инструментов; преподавал в музыкальных классах при
Петербургском Народном доме, в Археологическом институте. Написал много переложений и
собственных произведений для оркестра русских народных инструментов. Привалов думал о музыке на
основе русских народных песен. В программы своих концертов он включал также оркестровые пьесы с
пением и даже написал трехактную оперу “На Волге”, в которой пользовался исключительно своим
оркестром. Привалов — автор этнографических очерков о русских народных музыкальных
инструментах. Лекции Привалова о русской народной музыке производили в свое время сильное
впечатление в музыкальном мире. Прекрасный игрок на звончатых гуслях, Привалов написал
единственный в своем роде “Самоучитель на гуслях звончатых” (изд. 190.3).
Деятельность Привалова дорога для любящих русские народные песни и инструменты.
Следуя за Андреевым и Приваловым, в 20—30 гг. известный в Эстонии талантливый дирижер
великорусского оркестра К. Г. Ве-режников (ум. в 1944 г.) также ввел в свой оркестр семь гусляров
(мальчиков) на звончатых гуслях. Этот оркестр Вережнико ва регулярно концертировал в городах
Эстонии, с большим успехом выступал летом 1937 г. на первом слете русских хоров в Нарве, а в 1939 г.
— на втором слете в Печорах (ныне Псковск. обл.).
Вережников был близок к Привалову, с ним работал, посещал его лекции в Соляном городке (в
Петербурге), много раз слышал хор гусляров Смоленского. От них Вережников заимствовал строй
звончатых гуслей и способ игры (35). Количество струн — 13.
Гусляры в окрестре Вережникова закрывали пальцами левой руки (как глушителями) те струны,
которые не должны звучать, и проводили но остальным струнам медиатором. Очень оригинально было
участие в некоторых пьесах деревянных ложек.
У Вережникова семь мальчиков-гуслистов принимали постоянное участие в его оркестре. Соло эти
гусляры не играли, а сопровождали в нужных местах игру оркестра. *.
Игра на звончатых гуслях, по свидетельству Н. И. Привалова, сохранялась в народе еще в начале XX
в. Подтерждение такому мнению Привалова мы находим у Горького в его романе “Дело Артамоновых”.
На празднике рабочих “чистенький, аккуратный плотник Серафим, сидя на скамье, положил гусли на
острые свои колени и, перебирая струны темными пальцами, запел песню…(36) Звон гусель и веселую
игру песни Серафима заглушил свист парней”. Интересно отметить, что игра производилась переборами
пальцев, а не glissando, плектром.
И в другом месте романа читаем: “Обладая тонким слухом и великолепным чутьем музыки, любя ее,
гимназист Гурий Плетнев артистически играл на гуслях, балалайке, гармонике…”, и далее “… Положа
гусли на колени, Гурий поет: “Ты взойди-ко взойди, солнце красное”.
35 Письмо Вережникова Х 1938 г.
* Зарисовка гуслей Вережникова — в приложениях, стр. 66.
36 Горький М. “Дело Артамоновых”, Огиз, 1948, стр. 95, 513, 514, 519.

Роман задуман Горьким в начале XX в.(37) и вышел в свет в 1925 г., упоминаемый праздник по роману
происходил перед революцией. т. е. в начале нашего столетия. Таким образом. Горький нашел
возможным отнести игру упомянутых гусляров (Серафима и гимназиста Плетнева) именно к концу XIX и
началу XX в., т. е. к тому времени, о котором говорил Привалов.
Очевидно, сам Горький, живя в Нижнем Новгороде, не раз слышал игру на звончатых гуслях. Но
Горький мог слышать и. конечно, слышал не только нижегородских гусляров, .но и своего собрата по
перу писателя Степана Гавриловича Петрова-Скитальца. Сын крестьянина Самарской (ныне
Куйбышевской) области, этот писатель еще в детстве (род. в 1868 г.) со своим отцом — гусляром играл
на ярмарках. От отца Петров-Скиталец унаследовал его музыкальное дарование, достигнув в игре на
старинном инструменте большого совершенства, и давал на гуслях целые концерты как в столицах, так
и в других городах, пропагандируя родную ему волжскую народную песню (38). Я помню, в годы моего
студенчества (1901—1905) продавалась открытка-фотография с молодыми тогда писателями,
собравшимися около Шаляпина (39). Среди писателей — Горький и здесь же Петров-Скиталец со
звончатыми гуслями. Несомненно, Скиталец имел несколько звончатых гуслей, но об одних его гуслях я
получил от своей корреспондентки из Архангельска следующее интересное сообщение: “Серафимович
(известный писатель), вернувшись из здешней ссылки, вывез гусли, которые он подарил писателю
Скитальцу, и тот на них разыгрывал”(40).
Бытуют ли в народной массе гусляры на звончатых гуслях в настоящее время? Возможно, бытуют, но,
несомненно, очень редко, теряясь среди народных музыкантов, увлекающихся игрою на других
инструментах (гармоника, балалайка и др.).
Интересно в данном случае рассмотреть книгу Агажанова “Русские народные инструменты” (41).
Агажанов в приложении к своей книге дает до двадцати образцов наигрышей самого разнообразного
содержания в сопровождении разных народных инструментов. Однако нет ни одной пьесы в
сопровождении гуслей. Между тем наигрыши эти были записаны в разных областях — Смоленской,
Курской, Пензенской, Орловской, Московской и др. Отсюда можно сделать вывод, что в этих местностях
гусли в народе уже не встречаются. Не может быть, чтобы автор прошел мимо такого оригинального
инструмента, как гусли, если бы таковые звучали в местностях, где производилась запись наигрышей.
37 Тимофеев. Л. И. Современная литература. Рига, 1947, стр. 115.
38 Васильев В. В. (Ясав). Русские самородки. Ревель. 1916.
39 Об этой фогографии упоминает Н. Телешов в своих “Воспоминаниях”. 1952, стр. 52.
40 Письмо от 15. XII 1951.
41 Аржанов. Русские народные инструменты. Музгиз, 1949, стр. 90.

К этому могу добавить следующее сообщение (от 1951 г.) моего корреспондента из Воронежа. “В
Краеведческом музее старший сотрудник научный т. Леонов сказал, что в музее гуслей нет, не было и до
войны. Он работает с 20-х годов, ему приходится объезжать всю Воронежскую область, и он нигде
гуслей не встречал.”
По-видимому игра на звончатых гуслях в народной гуще замирает. Еще в 1890 г. проф. Фаминцын
писал: “… ныне гусли в руках русского народа представляют весьма редкое, исключительное явление” (42). И, быть может, прав до известной степени И. Ф. Финдейзен, говоря, что “последними
представителями (если не последними, то во всяком случае одними из последних, Д. Т.) игроков на
гуслях звончатых были псковичи Федор Артамонов и Осип Устинович Смоленский (43). Это те самые
гусляры, которых “отыскал” Привалов и которые играли в Соляном городке во время его лекций (о них и
других гуслярах сказано выше *).
Постепенно исчезая в народных массах, гусли звончатые в настоящее время, как мы сказали выше,
стали полноправными членами больших современных народных оркестров. Так, в известном
Государственном русском народном оркестре имени Н. П. Осипова (в Москве) введены звончатые
гусли, на правах солирующего инструмента (44). Эти гусли имеют 14 струн, настроенных диатонически, в
строе ля мажор, в диапазоне от си малой до си второй октавы. В практике игры ре-диез часто
перестраивается в ре-бекар.
Все звукоряды гуслей звончатых в оркестрах им. Н. П. Осипова, В. В. Андреева, Н. П. Привалова, К. Г.
Вережникова в общем совершенно одинаковы.
42 Фамиицын А. С. “Гусли . .. ”, стр. 75.
43 Финдейзен Н. Ф., т. I, стр. 221.
* Конечно, узнать, где именно в народе еще сохранились троки на звончатых гуслях, какой их
репертуар и т. д., очень интересно. Но для этого придется опросить сотни корреспондентов,
ведущих исследовательскую работу не только в городах, но и вдали от областных центров, так
как древние культурные ценности нередко бережнее сохранялись в далекой провинции, чем в
кипучей общественной жизни шумных городов. Такая работа одному человеку не под силу. Этим
интересным делом должно бы заняться соответствующее культурно-просветительное
учреждение.
44 Письмо заслуженного артиста РСФСР Д. П. Осипова от 18. I. 1951 г. и справка
концертмейстера оркестра В. Попонова Институту этнографии и фольклора Академии наук
ЛССР от 28 III 1951 г.

Конечно, гусли звончатые указанных оркестров, а также оркестра народных инструментов
Всесоюзного раднокомитета, оставили далеко за собою в смысле звука и диапазона своих предков
“древние гусельные досочки и гусельные сосуды”.
О роли звончатых гуслей в современных народных оркестрах подробно говорит А. С. Илюхин в своей
книге “Русский оркестр”(45). На стр. 47 автор дает обычную таблицу звукорядов современных звончатых
гуслей по Андрееву и по Привалову и добавляет: “. .. перестройкой некоторых или всех струн строи
гуслей может быть изменен в зависимости от надобности и по усмотрению исполнителя”.
Гусли звончатые, пишет далее А. Илюхин, бывают четырех размеров — пикколо, прима, альт и бас.
Гусли прима настраиваются и звучат, как показано в обычном звукоряде. Гусли пикколо настраиваются
и звучат октавою выше гуслей прима, гусли альт настраиваются одной октавой, а гусли бас двумя
октавами ниже гуслей прима. Партии гуслей пикколо, примы, альта записываются одинаково в
скрипичном ключе в пределах первой и второй октав. Партия гуслей бас записывается в басовом
ключе, соответственно фактическому звучанию инструмента.
В книге находим “нетрудные партитуры учебного характера” четырнадцати пьес. Автор однако не
счел нужным ввести в эти партитуры партию гуслей.
45 Илюхнн А. Русский оркестр. Москва, 1948.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 20 окт 2011, 16:17 

Зарегистрирован: 06 дек 2010, 23:31
Сообщения: 127
там же

ГУСЛИ-ПСАЛТИРЬ

Проф. А. С. Фаминцын в своем исследовании о гуслях различает три стадии развития гуслей. Первая
стадия — первобытные русские гусли, получившие название яворчатых или яровчатых. 'Это гусли наших
былин и народных песен, с течением времени утвердившие за собою название звончатых. Они, как мы
видели, дожили до настоящего времени. Увеличив количество струн (до 13—14) и оставаясь в
диатоническом строе, улучшив свою конструкцию, гусли звончатые в этом своем новом, так сказать,
преображенном виде вошли в состав больших народных оркестров.
Вторую стадию развития гуслей, по Фаминцыну, представляют гусли — псалтирь. Картину появления и
распространения гуслей — псалтири можно до известной степени нарисовать себе в таком виде. Гусли
яровчатые (звончатые) были любимым и рас- пространённым инструментом в древней Руси. Но вот
приблизительно в XIV—XV вв. (и позднее) наряду с такими гуслярами, которые продолжали играть на
своем старинном инструменте, появились игроки (особенно скоморохи), которые кладут на колени
несколько увеличенный трапециевидный с закруглением углов у вершины трапеции, а иногда и
треугольный по форме инструмент. Этот инструмент те же звончатые гусли, но только несколько
измененные в форме и усовершенствованные в отношении диапазона и резонатора. Такой несколько
усовершенствованный инструмент, сохраняя старое название гусли, прибавляет к нему эпитет псалтирь;
отсюда — гусли-псалтирь. Слово псалтирь—псалтериум от греческого Psalterion. Этим термином назван
заимствованный Западом с Востока кифарообразный инструмент. Однако, судя по многочисленным
рисункам и миниатюрам разных памятников, западно-европейский псалтериум на столько разнится от
наших гуслей-псалтири, что считать западный псалтериум прототипом или даже отцом наших
гуслей-псалтири нет никакого основания. Форма псалтериума, положение широкого основания
инструмента, наконец, вертикальное положение псалтериума при игре на нем (тогда как наши
гусли-псалтирь, как и гусли яровчатые, во время игры лежат горизонтально) — все эти особенности
говорят о том, что русские гусли-псалтирь не вышли из западноевропейского псалтериума, а, благодаря
творческой работе наших скоморохов, явились дальнейшим самостоятельным усовершенствованием
гуслей яровчатых..
Уже в рукописной псалтири XIV в. мы встречаем рисунок с изображением игроков на гуслях-псалтири.
В Макарьевской четье-минее 1542 г. изображен Давид, играющий пальцами обеих рук на полукруглых
одиннадцатиструнных гуслях-псалтнрн, лежащих у него на коленях. К “Путешествию Олеария в
Московию” (XVII в.) приложена картинка народных увеселений русской деревни. На картине имеется,
между прочим, скоморох, играющий на гуслях-псалтири. Так как гусли-псалтирь появляются у нас уже с
XIV—XV вв., то, несомненно, все приведенные нами выше свидетельства о гуслях вообще, начиная с
XIV—XV вв., относятся и к этому виду гуслей, т. е. к гуслям-псалтири, а не только к древним яровчатым
гуслям. Имея большее число струн, чем гусли первобытные, гусли-псалтирь снабжены и более глубоким
резонансным ящиком. Вот почему гусли древние, первобытные, именуются иногда “гусельной
дощечкой”, а гусли-псалтирь нередко получают название “гусельного сосуда”. Этот широкий, объемистый
“гусельный сосуд” едва ли можно было носить под полой или под мышкой.
Гусли-псалтирь стали особенно быстро распространяться в конце XVI и начале XVII в. В это время на
Русь проникают из-за границы разные органники, клавикордники, скрипочники и т. д. Эти пришлые
музыканты-профессионалы составляли довольно опасную конкуренцию нашим скоморохам. Последние,
чтобы выдержать конкуренцию, должны были обзавестись более усовершенствованными
многострупными гуслями.
Нельзя, однако, думать, что с появлением гуслей-псалтири (вторая стадия развития гуслей по
Фаминцыну) совершенно исчезли из употребления гусли яровчатые-звончатые (первая стадия развития
гуслей по Фаминцыну). Гусли-псалтирь не заменили собой гуслей яровчатых, а существовали
параллельно с последними (быть может, только в большем количестве). Мы видели, что гусли
звончатые дожили даже до нашего времени. Да и у проф. Фаминцына мы не встречаем категорического
утверждения о совершенной замене гуслей яровчатых гуслями-псал-тирью. Вот почему не вполне прав
был Л. Л. Маслов, у которого мы находим такой абзац: “По мнению Фаминцына, употребление этого
инструмента (гуслей-псалтири — Д. Т.) со времени конкуренции заморской музыки в XVII в. заменило
прежние гусли—кантеле”(46) (т.е. гусли яровчатые. Д. Т.). Конечно, скоморохи, эти профессиональные
певцы и музыканты, должны были из-за конкуренции окончательно перейти к игре на гуслях-псалтири, но
гусляры, бытовавшие в народной гуще, не расставались с гуслями яровчатыми (звончатыми), о чем
красноречиво говорит история гуслей.
46 Маслов А. Л. Иллюстрированное описание музыкальных инструментов, хранящихся в
Дашковском этнографическом музее в Москве. С 137 рисунками и 3 таблицами Москва, 1909, стр.
34.

Из современных авторов о гуслях-псалтири упоминает А. Агажанов (47). “Гусли “псалтериум” (пишет он)
имеют две формы: трапециевидные и полукруглые. Инструмент более совершенный, нежели обычные
гусли (яровчатые, звончатые? — Д. Т.). Число струн до 30, строи диатонический с несколькими
основными басами. Звуки производятся посредством выщипывания или перебирания пальцами струн
обеими руками (гусли-псалтирь? — Д. Т.). В наше время псалтериум имеют хроматический строй,
количество струн 49”. (Гусли-столовидные? — Д. Т.).
Разновидность этого инструмента (говорит далее Агажанов) с клавиатурой с числом струн до 63.
(Гусли клавишные педальные? — Д. Т.).
Вышеприведенные, слишком общие, неотчетливые данные относятся, вероятно, к разным видам
гуслей и совершенно обесценивают сведения о гуслях, приведенные в книге Агажанова.
Строй гуслей-псалтири такой же диатонический, как строй гуслей яровчатых, усовершенствованием
которых явились гусли-псалтирь.
В свою очередь гусли-псалтирь с их многострунностью, диатоническим строем, способом игры на них
перебором обеих рук, несомненно, послужили базисом для дальнейшего их усовершенствования и
появления столовидных гуслей диатонического строя.
Примечание
Надо заметить, что и щипковые, хроматические столовидные гусли иногда назывались
гуслями-псалтирь, так как на своем резонансном ящике продолжали удерживать трапециевидную форму
гуслей-псалтири по отношению к рамке, в которую заключались струны.
47 Агажанов А. Русские народные музыкальные инструменты с приложением наигрышей. Музгиз,
1949.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 09 мар 2012, 09:34 

Зарегистрирован: 30 дек 2008, 18:55
Сообщения: 1500
Киношка про гусли.
http://www.youtube.com/watch?v=bQ2_9GUB ... plpp_video
Простенько конечно, по сравнению с выложенными здесь статьями и текстами, но зато наглядно.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 10 мар 2012, 14:15 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 янв 2009, 21:04
Сообщения: 202
Откуда: Наша Russia
Спасибо большое! В кадре два моих учителя по гуслям: Илья и Борис Серафимыч.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 13 мар 2012, 23:53 
Утаман
Утаман
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 дек 2008, 11:06
Сообщения: 3937
Классный ролик! Спасибо огромное! Мужчинам, при случае привет и уважуха!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 09 апр 2012, 16:06 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 апр 2012, 13:13
Сообщения: 9
Цитата:
Генетически связан с так называемым гипофригийским ладом с устойчивой 4-й ступенью (вместо 5-й).

Вот это что Вы написали, Вам понятно? Мне нет. Если Вам интересно, я очень советую всё-таки разобраться в этом вопросе о средневековых ладах: как, почему и для чего они возникли, что с ними стало потом, что такое гиполады (гипофригийский, например) и т. д. Если это действительно интересно, то это надо разобрать самостоятельно. Другое дело, что для игры на гуслях это не имеет никакого значения.
Но то, что пока здесь написано, - это... гхм... ну, в общем, лучше бы этого вообще не было, чем оно есть в таком виде.

_________________
Ars longa, vita brevis est.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи и другие тексты о гуслях.
СообщениеДобавлено: 19 апр 2012, 00:35 
Утаман
Утаман
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 дек 2008, 11:06
Сообщения: 3937
Кто: А как Ваше мение. Вот простые парни, не искушенные в тонкостях музыковедения, они могут на гуслях ииграть? Ну, со Скрипкиным , понятно, что Вы договоритесь, ибо - дабы! Есть понимание общее. А вот, тем кто не заканчивал Пажеский корпус и Обсерваторию? Им ест шанс? Сейчас без иронии. Всяки знания нужны, всяки знания важны. Есть шанс у неускушенного в музыкологии научиться прилично играть на гуслях? Как ваше компетентное мнение?
С уважением, Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB